ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ
ПО ПЕДАГОГИКЕ (ФГОС)

Профессиональная переподготовка и повышение квалификации

Узнать подробнее

ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ
ПО ПСИХОЛОГИИ

Профессиональная переподготовка и повышение квалификации

Узнать подробнее
Главная / Блог / Статьи по психологии и педагогике / Статьи по психологическому консультированию / Восточные истории, притчи, метафоры и юмор как метод психологического консультирования

Восточные истории, притчи, метафоры и юмор как метод психологического консультирования

22.03.2012

психологическое консультированиеКак в психологическом консультировании используются восточные истории, притчи и метафоры?

Истории, сказки и притчи были тем средством народной психотерапии, которое врачевало душевные раны еще задолго до возникновения психотерапии как науки. Есть множество примеров тому, как психологически целенаправленно применялись истории для оказания помощи в различных житейских ситуациях. Одним из самых ярких примеров этого является сборник историй «Тысяча и одна ночь», в котором рассказывается об исцелении психически больного властелина при помощи сказок. Здесь решаются одновременно две задачи: умная Шахерезада успешно исцеляет больного царя и, в то же время ее рассказы врачуют слушателей и читателей, которые, воспринимая содержание историй, извлекают из них уроки и включают полученный опыт в свой внутренний мир. Подобное действие оказывают и другие восточные истории, а также истории, принадлежащие европейской или иной культуре.

С незапамятных времен люди использовали истории как средство психологического воздействия и поддержки. С их помощью в сознании людей закреплялись нравственные ценности, моральные устои, правила поведения. Благодаря своей занимательности истории особенно хорошо подходили для этой цели. Они были той ложкой меда, которая подслащивала и делала интересной даже самую горькую мораль.

Кроме интеллектуального донорства, считает Г.С. Абрамова [1], существует эмоциональное, когда люди поддерживают друг друга своими чувствами, а ситуация общения напоминает ту, о которой Г. Иванов в одном из своих замечательных стихов сказал: «Поговори со мной о пустяках, о вечности со мной поговори…».

Возможно, кому-то покажется проявлением профессионального бессилия, использование мудрых мыслей и афоризмов, но я с уверенностью могу сказать, отмечает автор [1], что современники, замученные множеством бытовых проблем, очень восприимчивы к чистоте выражения чувства и мысли, если она обращена к их ситуации, к логике их жизни. В качестве аргумента, вспоминает Г.С. Абрамова [1], приведу слова моей давней посетительницы, с которой жизнь свела нас через много лет после психологической консультации: «Помните, вы мне тогда из Есенина слова произнесли, я сама что-то похожее чувствовала, но не могла сказать, а потом много раз повторяла эти слова – они так помогали, как установка на радость, на действие. Помните?..» На первый взгляд – ничего особенного, а человек ожил.

В работе психотерапевта и консультанта использование метафор – важный инструмент, считает Р. Хаскелл [11], помогающий выявить установки, чувства и мысли, недоступные сознанию клиента.

Известный немецкий психотерапевт Н. Пезешкиан [8] -  основоположник метода позитивной психотерапии,  использует в своей работе сказки и притчи, с одной стороны, как средство, помогающее лучшему взаимопониманию между терапевтом и клиентом, а с другой – как метод психотерапии. Автор отмечает: «Мне стало ясно, что истории имеют много общего с медикаментами. Если их применять вовремя и в соответствии с рекомендациями, то они могут стать отправным пунктом для терапевтических усилий терапевта и способствовать изменению жизненной позиции и поведения клиента. Однако неправильная дозировка, неискренность и подчеркнутое морализирование со стороны терапевта могут причинить вред».

Активно используя и развивая достижения подхода К. Роджерса, позитивная психотерапия Н. Пезешкиана, демонстрирует полное принятие клиента со всеми его чувствами, включая неконгруэнтность поведения, как защитную или псевдозащитную функцию. Дифференциальный анализ и стадия инвентаризации позволяют выделить те способности, которые уже заслуживают поощрения и те, которые еще предстоит развить. На стадии ситуативного поощрения и поддержки идеи К. Роджерса воплощаются в дифференцированном эмоциональном поощрении желательных моделей поведения.

Истории, притчи и сказки, утверждает Н. Пезешкиан [8], наряду с необычайной занимательностью, поэтичностью и яркостью изложения содержат нечто неожиданное, непредвиденное. Привычный ход мыслей и желаний вдруг предстает совсем в другом свете. Иной образ мыслей, казавшийся до этого непривычным, становится близким и понятным. Это изменение позиции – самая важная функция историй.

Большая часть историй выходит за рамки простого описания событий. Они неожиданно вызывают новое переживание, подобное тому, какое бывает при оптических обманах: в сознании человека без особого труда с его стороны происходит изменение позиции, которое воспринимается с изумлением и вызывает переживание «ага!».

Следующая история [8] дает наглядное представление о том, что такое «позитивный подход». Ситуация клиента испытывающего психологические трудности, - во многих отношениях похожа на ситуацию человека, который длительное время стоит на одной ноге. Через некоторое время мышцы перегруженной ноги начинает сводить судорога. Он едва удерживает равновесие. Уже болит не только нога, но и все тело. Боль становится нестерпимой, человек взывает о помощи. Окружающие пытаются всячески помочь ему. Один массирует больную ногу. Другой берется за сведенный судорогой затылок и тоже массирует его по всем правилам искусства. Третий, видя, что человек вот-вот потеряет равновесие, предлагает ему свою руку для опоры. Стоящие вокруг советуют опираться руками, чтобы было легче стоять. А один мудрый старик предлагает подумать о том, что человек, стоящий на одной ноге, может считать себя вполне счастливым по сравнению с теми, у кого вообще нет ног. Находится и такой доброжелатель, который заклинает нашего героя вообразить себя пружиной, и чем сильнее он на этом сосредоточится, тем скорее кончатся его страдания. Некий серьезный, рассудительный старец благосклонно изрекает: «Утро вечера мудренее». Наконец, появляется еще один, подходит к бедняге и спрашивает: «Почему ты стоишь на одной ноге? Выпрями другую ногу и встань на нее. У тебя же есть вторая нога».

Смысл каждой истории человек воспринимает по-своему, в зависимости от своего образа мыслей.  Когда человек постигает относительный характер отдельных норм, то «смена позиции» происходит не за счет утраты ценностей, а за счет того, что он начинает понимать, что могут быть более предпочтительные ценности. И наоборот, подчеркивание, усиление акцента на существующих общепринятых нормах приводит к тому, что другие точки зрения ставятся под сомнение или отвергаются.

В противовес прямолинейности, рационализму восточные истории подсказывают неожиданные, ошеломляющие, и, тем не менее, вполне реальные, «позитивные» решения. Они, казалось бы, противоречат логике, но действуют подобно спасительному прыжку зверя из клетки, помогающему ему вырваться из неволи и обрести свободу.
Н. Пезешкиан [8] сформулировал три «напутствия» начинающим психотерапевтам:

  • Улыбайтесь вместе с клиентом;
  • Усилия по «дизайну» при введении техник всегда полезны. Они не могут быть избыточными;
  • Не экономьте на похвалах. Выражайте одобрение и поддержку каждому движению пациента в сторону решения.

Цель терапевтических историй, считает В.Н. Белоногова [3], не морализирование, а соприкосновение с аналогичной ситуацией и возможным решением проблемы. Важно, чтобы клиент извлек из нее нечто и репрезентировал это в применении к своему собственному опыту. Использование метафор, притч, анекдотов и историй является важным элементом в процессе терапии. Они помогают клиенту расширить свой репертуар концепций и взглянуть на них с более гибкой позиции.

Юмор в психологическом консультировании

Можно отметить психотерапевтическую функцию комического, эффективность его применения в конфликтных ситуациях, возможность эмоционального насыщения материала. Более того, по мнению С.Л. Рубинштейна [10], юмор имеет тесную взаимосвязь с саморегуляцией. Человек с чувством юмора реалистично оценивает ситуацию и не считает сложившиеся обстоятельства, даже носящие стрессогенный или стрессовый характер, причиной потери душевного равновесия. Необходимо уточнить, замечает автор, что чувство юмора не предполагает легкомыслие: в системе ценностей человека с чувством юмора превалируют ценности более высокие, общечеловеческого плана.

Юмор имеет не только социальную значимость, но и оказывает прямое физическое воздействие. Ученый и врач ХVII века Сиденгем заметил однажды, что «прибытие паяца в город значит для здоровья жителей гораздо больше, чем десяток муллов, нагруженных лекарствами» [5].

Улыбка, считают В.В. Волков и Ю.А. Макаров [5], выполняет очень важную коммуникативную функцию: она является знаком, которым человек сообщает другому человеку свое состояние аффективной ненапряженности. Своей улыбкой человек может не только сообщить о своем эмоциональном состоянии, но и предлагать другому аффективную разрядку.  Снижение же аффективной напряженности способствует формированию акцепции в общении, что очень важно. Акцепция, или принятие собеседника позволяет лучше понять, прочувствовать то, что тот пытается передать. Заставить человека рассмеяться, утверждают авторы, значит войти с ним в эмоциональный контакт и в той или иной мере расположить его к себе.

А.И. Розов [9] пишет, что у смеющегося человека происходит повышение оценки собственной личности – ее физических и моральных качеств, ее благополучия и устойчивости положения в социальной среде.

Смех клиента, подчеркивает автор, первая заявка на решение проблемы. Эмоционально-рациональный аспект психологического воздействия к месту рассказанного анекдота может оказаться решающим в процессе психотерапевтической работы.

Современный американский исследователь Д. Пауэл [7] считает, что смех является наиболее действенным против стресса, защищает от разрушительного действия гнева, обиды, помогает «сохранить лицо» в любой сложной житейской ситуации.

Чувство юмора, отмечает Бурнард Филипп [4], может спасти положение в большинстве ситуаций. Речь не идет о том, что эффективный консультант должен стать чем-то вроде бродячего комедианта, или о том, что он не должен всерьез принимать слова клиента. Тактичное использование юмора может помочь  клиенту вновь обрести «широкий взгляд» на вещи. Люди у которых есть проблемы, зачастую начинают фиксировать свое внимание лишь на них.  Они размышляют над ситуацией, в которой оказались, и практически ни о чем другом думать уже не могут. Все мы очень легко умеем искажать истинную взаимосвязь вещей. Часто получается так, что консультант с «несерьезным» подходом может ослабить имеющееся напряжение и помочь клиенту увидеть открывающиеся перспективы. Смех является как следствием освобождения от напряжения, так и результатом понимания того, что «значимые» темы не обязательно являются «сакральными».

С точки зрения финских психотерапевтов Т. Ахола и Б.Фурман [2], в психотерапии цель использования юмора не в том, чтобы поставить клиента на место, а в том, чтобы помочь ему выработать новую точку зрения для более эффективного разрешения его проблемы.

Юмор может быть спровоцирован бесконечными способами, считают авторы. Например, веселая и шутливая атмосфера может быть создана при помощи разыгрывания  ролей, игр, марионеток, имитации, утрирования, разыгрывания серии интеракций в шутливой манере и т. д. Но в данной дискуссии мы будем фокусировать внимание на следующих типах юмористической коммуникации, сыгравших центральную роль в нашем стиле поведения психотерапии:

  • Анекдоты: шутки и юмористические истории или притчи;
  • Юмористические комментарии: неожиданные и удивляющие вопросы или замечания;
  • Юмористическое выявление подвергаемых (внутренней) цензуре мыслей и чувств;
  • Юмористическое оспаривание убеждений пациента;
  • Юмористическое выдвижение новых объяснений;
  • Юмористические фантазии;
  • Юмористические задания.

В психотерапии, полагают Т. Ахола и Б.Фурман [2], юмор рассматривается как защитное образование, стремление пациента редуцировать напряжение. Использование на сессии краткосрочной позитивной психотерапии различных юмористических средств связано со стремлением максимально устранить напряжение, которое препятствует раскрепощению творческого потенциала, работе фантазии. Веселая, непринужденная обстановка облегчает обсуждение необычных и фантастических идей, поиск конструктивных решений.

Юмор в психотерапии - это также и способ дистанцирования пациента с проблемой, способность взглянуть на ситуацию со стороны, что само по себе имеет в ряде случаев психотерапевтическое значение. Это и средство сосуществовать с натиском пациентов, стремящихся обратить собеседника в свою «негативную» веру.

С. Глэддинг [6] полагает, что юмор подразумевает забавную, неожиданную реакцию на вопрос или ситуацию. Чтобы  использовать юмор в консультировании, консультант должен, во первых сам обладать чувством юмора и, во-вторых, уметь своевременно его применять. Правильно используемый юмор представляет собой «клинический инструмент», который  имеет широкое терапевтическое применение. Юмор может помочь обойти сопротивление клиента, ослабить напряжение и помочь клиенту отвлечься от психологической боли. От «ха-ха» нередко один шаг до «ага», до более ясного восприятия ситуации, т.е. инсайта. В целом юмор может способствовать творческому мышлению, помочь сохранить ясный взгляд на вещи и облегчить исследование сложных, труднопреодолимых или абсурдных аспектов жизни. Однако консультанты должны помнить, что для того, чтобы применять юмор с пользой, они должны понимать, что является смешным  и в каких обстоятельствах это смешно.

Обобщая материал по использованию восточных историй, притч, метафор и юмора как метода психологической и эмоциональной поддержки в практике психологического консультирования, можно сделать вывод, что:

  • Использование в консультировании различных юмористических средств, историй, притч и метафор, как инструмента   для психологической и эмоциональной поддержки, связано со стремлением максимально устранить напряжение, которое препятствует раскрепощению творческого потенциала, работе фантазии у клиента.
  • Веселая, непринужденная обстановка облегчает обсуждение необычных и фантастических идей, поиск конструктивных решений.
  • Стимулируемое психотерапевтом исследовательское отношение к своей проблеме возрастает по мере уменьшения сверхпоглощенности ею.

Литература:

1. Абрамова Г.С. Психологическое консультирование. Теория и опыт М. 2000, с 59, 200
2. Ахола Т., Фурман Б. Краткосрочная позитивная психотерапия СПб, Изд-во «Речь» 2000 с  34-35, 120, 180-181, 217
3. Белоногова В.Н. Использование притч, метафор и анекдотов в практике психологического консультирования//Учебно-методическое пособие для психологов и психотерапевтов Магнитогорск 1998, с 3-6
4. Бурнард Филипп Тренинг навыков консультирования, ПИТЕР 2002, с 18-19, 22-28, 32-33, 41-42
5. Волков В.В., Макаров Ю.А. Использование смешного в психологической и педагогической практике Пенза 2000, с 8-9
6. Глэддинг С. Психологическое консультирование СПб 2002, с 172, 197-198
7. Пауэл Д. Почему я боюсь любить? СПб 1992, с 5-8
8. Пезешкиан Н. Торговец и попугай СПб 1995, Прогресс-Культура с 11-12, 19, 28-30, 39
9. Розов А.И. Стремление к превосходству как одно из основных влечений/Психологический журнал. 1993. Том 14. № 6 . с. 133
10. Рубинштейн С.Л. Проблема способностей и вопросы психологической теории // Исследование проблем психологии творчества. 1960. № 3. с 38-39
11. Хаскелл Р. Услышать главное СПб 2002 с 17-19

Автор: Осипов Денис Владимирович, кандидат психологических наук, сертифицированный мастер-тренер по позитивной психотерапии (Германия), коуч, спортивный психолог.

Источник: Журнал практического психолога. 2005. №5.

Все статьи по теме Статьи по психологическому консультированию