ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ
ПО ПЕДАГОГИКЕ (ФГОС)

Профессиональная переподготовка и повышение квалификации

Узнать подробнее

ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ
ПО ПСИХОЛОГИИ

Профессиональная переподготовка и повышение квалификации

Узнать подробнее
Главная / Блог / Статьи по психологии и педагогике / Статьи по семейной психологии / Семейная психология: особенности адаптации молодых супругов

Семейная психология: особенности адаптации молодых супругов

22.03.2012

 

Психология семейной жизни: причины нестабильности брака

В современном обществе распространена озабоченность по поводу нестабильности брака и семьи. Причинами для беспокойства служат: гражданские браки, браки между подростками, супружеская неверность, развод, множественные браки, «война» между представителями разных полов, главенствующая роль матери, слабость отцов, снижение родительского авторитета, разрушенный семейный очаг, эмоционально - травмированные дети, анархизм юных, тенденция к делинквентности. Всем этим проблемам сопутствует растущее разочарование в традиционных ценностях брака и семьи. Существующая нестабильность брачных уз обусловлена общей нестабильностью семьи как системы. Поскольку все сферы жизни человека - семья, общество, культура - находятся в состоянии движения, брачные отношения неизбежно отражают общие тенденции к переменам и нестабильности.

Психология семейной жизни говорит - брак нельзя свести исключительно к сексу, он предопределяет весь образ жизни. Это партнерство в труде, житейских радостях и печалях. Расстройства супружеских взаимоотношений не могут быть поняты при рассмотрении их в социальном вакууме. Совместимость или несовместимость партнеров, с точки зрения психологии семейной жизни, может быть должным образом оценена лишь в рамках семьи как единой поведенческой системы с доминирующими ценностями и определенным организационным паттерном. Супружескую адаптацию следует рассматривать в более общей системе взаимоотношений, отражающих индивидуальные связи каждого из партнеров с родительской семьей и социальным окружением в целом.

Психология семейной жизни: что есть адаптация в семейных отношениях?

По мнению Шуман С.Г. и Шуман В.П. [16], термин «адаптация» в широком смысле слова понимается как приспособление к окружающим условиям. При этом, особо выделяют социальную адаптацию, как «интегративный показатель состояния человека, отражающий его возможности выполнять определенные биосоциальные функции: адекватное восприятие окружающей действительности и собственного организма; адекватная система отношений и общения с окружающими; способность к труду, обучению, к организации досуга и отдыха; способность к самообслуживанию и взаимообслуживанию в семье и коллективе; изменчивость (адаптивность) поведения в соответствии с ролевыми ожиданиями других». Практически, все сказанное может быть отнесено и к брачно-семейной адаптации, изучаемой в рамках психологии семейной жизни.

Категория «адаптация», как считает В.В. Сысенко [11], является центральной в психологии брачно-семейных отношений. В процессе адаптации принято выделять два уровня — биологический и психологический. Первый включает приспособление организма к устойчивым и изменяющимся условиям физической среды. Психологический аспект адаптации охватывает «приспособление человека как личности к существованию в обществе в соответствии с требованиями данного общества и с собственными потребностями и интересами».

Т. Б. Карцева (цит. по [5]), оценивая брак как «одно из поворотных событий в жизни человека», указывает, что речь идет об изменении «всей ситуации развития личности, ведет к смене ролей, которые человеку приходится играть, изменению круга лиц, включенных во взаимодействие с ним, спектра решаемых проблем и образа его жизни». Естественно, что совершение таких этапных жизненных событий, включающих как позитивные, так и негативные по своей модальности, «приводит к личностному изменению, перестройке всей системы «Я» и весьма болезненно переживается личностью».

До брака у молодого человека существует уже сложившийся «образ Я». После заключения брака супруги оказываются в ситуации невозможности жить по-прежнему, что усиливает неустойчивость состояния и неудовлетворенность. «Однако, уже в самом начале ведется работа по «обретению Я», усложняется и дифференцируется рефлективное «Я», ведется работа по преодолению внутриличностных противоречий для того, чтобы выстроить новый, усложненный и достаточно устойчивый образ».

В период адаптации, считают Шуман С.Г. и Шуман В.П. [16], как у стабильных, так и у нестабильных семей имеет место рассогласование потребностей в отдельных сферах семейной жизни: у стабильных пар оно незначительное, у нестабильных — значительное. Это незначительное расхождение у стабильных пар предоставляет им возможность постепенного развития и совершенствования отношений. Молодые семьи являются очень нестабильными образованиями, чувства к супругу несут как мощный позитивный, так и негативный заряд (велика амбивалентность чувств). Для многих семей также характерны крайности в поведении и в чувствах. Большинство исследователей в области психологии семейной жизни считает, что спустя некоторое время после заключения брака, а чаще всего после рождения ребенка, удовлетворенность браком у обоих супругов начинает повышаться E.W. Burgess и L.S. Cottrell (цит. по Крайг Г. [7]), под супружеской адаптацией понимали: единство мнений  по критическим вопросам; разделение интересов; чувство доверия; малое количество жалоб, связанных с супружеством; отсутствие чувства одиночества. Frenken (цит. по  Крайг Г. [7]) в  супружескую адаптацию включает четыре параметра: сексуальный контроль, психосексуальную стимуляцию, сексуальную мотивацию и привлекательность брака.  Schutz (цит. по Крайг Г. [7] ), к супружеской адаптации относит такие переменные: потребность в любви и привязанности, признание автономии, самостоятельности и внимания со стороны партнера. Шкала оценочных супружеских установок Schutz хорошо коррелирует с другими методиками измерения супружеской адаптации и чувствительна к изменениям, связанным с психотерапией (Boelens, Emmelkamp, MacGillavray, Markvoort,   цит. по Крайг Г. [7]).

Имеются подходы к супружеской адаптации с точки зрения характера взаимодействия супругов. Операциональными аналогами супружеской адаптированности в данном случае выступают различные техники анализа взаимодействия. Это совместное решение определенных задач (например, интерпретация пятен Роршаха, решение теста Равена, обсуждение списка проблем (цит. по Senejko A. [32] и т.п.) и его оценка специальными техниками кодирования наблюдения (анализ коммуникативных отношений (Busch и др. цит. по Senejko A.  [32]); схема кодирования интерперсонального конфликта (Barru, Billing и др. цит. по Senejko A.  [32]); система кодирования супружеских интеракций (Crump, цит. по Senejko A. [32]); схема кодирования интерперсональной коммуникации (Schinler, цит. по Senejko  A. [32 ]); система   кодирования   поведения   (Koren,  цит.  по  Senejko  A. [32 ]); оценочная система интеракции супругов (Rubin, цит. по Senejko A.   [32]); система кодирования невербальных супружеских интеракций (Birchler, цит. по  Senejko A. [32 ]).

S. Minuchin [28] рассматривает адаптацию супружества в терминах границы и семейного резонанса. Существует некоторая нормативная структура семьи, к которой следует приближаться с помощью терапевтических интервенций. Хотя не супружество, а семейная система в целом была предметом интереса С. Минухина.

В начале супружеской жизни нередки так называемые «клановые конфликты», когда связь с семейной группой, из которой вышел один из супругов, препятствует образованию новой связи в новой семейной группе.

Н. Н. Обозов (цит. по Шуман С.Г. и Шуман В.П.  [16]), приводит в своей монографии результаты исследования, отражающие гностический компонент взаимоотношений в семье. В своем исследовании Н. Абакумова, И. Садикова, С. Хитрина сравнили 19 пар молодоженов (лиц, подавших заявление на вступление в брак) и 13 супружеских пар, имеющих стаж совместной жизни от трех до пяти лет. Исследование показало, что сходство личностных профилей молодоженов (использовался шестнадцатифакторный опросник Кэтелла) меньше, чем сходство личностных профилей супругов, имеющих стаж семейной жизни. Адекватность восприятия супруга примерно одинакова у женщин и у мужчин, но в супружеских парах она выше, чем у молодоженов. А идентификация у супругов, напротив, выше у молодоженов и у женщин с супружеским стажем.

Шуман С.Г. и Шуман В.П. [16] сделали вывод, что анализ литературы в отечественной психологии семейной жизни позволяет наметить основные направления, в русле которых разрабатывается проблема:

  1. Это исследования, непосредственно посвященные проблемам молодой семьи, готовности молодежи к браку. Отметим работы И. В. Дубровиной, Л. Ф. Филюковой, В. П. Меньшутина, Н. Н. Обозова и др.
  2. Адаптация рассматривается как процесс согласования ролевых ожиданий, а также через изучение межличностных, ролевых, «Я»-ролевых конфликтов. Исследованием этой проблемы занимались С. И. Голод, А. Г. Харчев, В. А. Сысенко, Г. Навайтис и др.
  3. Для понимания процесса брачно-семейной адаптации большое значение имеют исследования в области социальной перцепции, и, прежде всего социальных ожиданий. Следует отметить работы А.Н. Волковой, Т.М. Трапезниковой, Е.С. Калмыковой, Н.Ф. Федотовой. Обобщение и систематизация отечественных работ, связанных с изучаемой проблемой, позволили уточнить понятие брачно-семейной адаптации, выделить ее специфику. Однако необходимо отметить, что нельзя игнорировать специфику семьи, рассматривать ее как поле, на материале которого изучается то же самое, что может быть изучено на материале других малых групп.

Л. Я. Гозман, Ю. Е. Алешина  ( цит. по Шуман С.Г. и Шуман В.П. [16]), выделяют следующие наиболее важные отличия семьи от других малых групп:

  1. семья является максимально контролируемой в нормативном плане, то есть нормативно заданной;
  2. гетерогенность состава;
  3. закрытость группы;
  4. полифункциональность группы;
  5. длительность истории семьи;
  6. тотальность — полное вовлечение человека в семейные отношения.

В следствии этого, авторы считают, что брачно-семейную адаптацию следует рассматривать как постепенный процесс приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни, результатом которого должно быть формирование устойчивого семейного уклада, распределение бытовых и психологических ролей, выработка приемлемого стиля общения друг с другом, выработка приемов разрешения и профилактики конфликтов и разногласий, определение взаимоотношений с микроокружением по типу открытой или закрытой группы.

Это определение, на наш взгляд, является наиболее удачным, поскольку достаточно полно рассматривает содержательный аспект брачно-семейной адаптации как целостного процесса.

Своеобразную концепцию брачно-семейной адаптации предложил В.А. Сысенко [12]. Основу ее составляют особенности характеров супругов и вытекающие отсюда их адаптационные возможности. Автор выделяет 4 группы людей по степени и уровню адаптации:

  1. высокоадаптированные личности;
  2. среднеадаптированные;
  3. низкоадаптированные;
  4. дезадаптированные.

К общим адаптационным особенностям он относит:

  1. способность к сотрудничеству;
  2. способность к общению;
  3. способность к эмоциональному и рациональному пониманию других людей;
  4. способность к самоконтролю и самопознанию;
  5. умение выбрать адекватный тип поведения в зависимости от условий и обстоятельств.

Развитие этих способностей в значительной мере, по мнению автора, определяет успешность брачно-семейной адаптации. Однако этот вывод предполагает не метафизическое, а диалектическое мышление, признающее в одном и том же явлении позитивные и негативные моменты, прогрессивное и регрессивное. Необходимо учитывать, что каждая супружеская пара вырабатывает свой неповторимый стиль взаимоотношений; компенсирует нередко самые нежелательные характеристики друг друга, противостоит негативным тенденциям.

В. А. Сысенко [12] определяет структуру адаптации личности в сфере брачно-семейных отношений следующим образом:

  1. адаптация физиологическая, в том числе сексуальная;
  2. адаптация к темпераменту, характеру партнера;
  3. адаптация к семейным ролям, к новым обязанностям, правам, к разделению труда в брачном союзе;
  4. адаптация к потребностям, интересам, привычкам, образу и стилю жизни брачного партнера;
  5. адаптация к основным ценностям жизни, «жизненной философии», пониманию цели и смысла жизни партнера.

Некоторые характеристики брачно-семейной адаптации рассматриваются в исследованиях по социальной перцепции. В работах этого направления отмечается факт значительных изменений особенностей межличностного восприятия молодыми супругами на протяжении адаптационного периода, который продолжается 1,5—2 года. Выбор будущего супруга определяется действием ряда факторов, среди которых отметим, прежде всего, представление об идеальном партнере, более или менее осознаваемый образ которого имеется у каждого. В его создании участвуют жизненный опыт, литературные и киногерои, социальные стереотипы и идеал референтной группы.

Идеальный образ регулирует отношения в супружеской паре 0,5—1,5 года. Затем снижается напряженность эмоционального подъема, отрицательные характеристики партнера перемещаются в центр, сопоставляются с начальным образом. В этой ситуации большое значение имеет то, какую линию поведения выберут супруги: будут ли они по-прежнему ориентироваться на несуществующий образ, стремиться «подогнать» под него своего партнера или же, напротив, начнут корректировать не партнера, а свой образ его, приближаясь тем самым к действительности. Адекватность представления о партнере по брачному союзу обеспечивает согласованность между ожидаемым и реальным поведением своего партнера, что важно для реализации целей адаптации в семье.

Особого рассмотрения требует вопрос о критериях адаптированности супругов. Кризисная ситуация в семье ведет к психоэмоциональному напряжению, справиться с которым позволяют защитные механизмы. Кроме индивидуальных защитных механизмов, выделяют семейные защиты (С.В. Днепровская; Н.Dick; А.Ferreira,  цит. по Калмыкова Е.С. [4]), Кочарян А.С. [6]).

По мнению М.Rogiewisz [31], нарушение семейного взаимодействия может регулироваться тремя механизмами:

  1. ассимиляцией (изменение поведения семьи как целого в соответствии с принятыми нормами);
  2. адаптацией (изменение структуры, позиций, ролей, отношений внутри семьи);
  3. защитой (первые два механизма являются адаптивными; третий –дезадаптивный).

Психология семейной жизни: семейные защитные механизмы

Семейные защитные механизмы, по мнению исследований, проводимых в рамках психологии семейной жизни, часто выступают важной причиной возникновения и поддержания невротического поведения: устойчивость семьи принимает форму ригидности, а сплоченность - патологической взаимозависимости и несвободы ее членов. Семейные защиты не разрешают основного противоречия, а лишь снижают частное напряжение [8]. А.А.Мesser (цит. по Krupp C.R. [26]),  дает такой перечень семейных защит:

  1. Выделение «козла отпущения». Этот механизм возникает, как правило, в тех семьях, в которых существующие конфликты и напряжения между супругами не могут быть удовлетворительно разрешены путем открытого обсуждения супружеских проблем, так как представляют собой значительную угрозу для одного из супругов. «Наилучшим» объектом для этой роли в семье является ребенок, так как он зависим от родителей и имеет слабые адаптационные механизмы. Родители в ситуации напряжения и фрустрации неосознанно провоцируют у ребенка возникновение неадекватного поведения. Ребенок может, таким образом, почувствовать вину за кризис в семье. Выбор одного из детей не является случайным. Эту роль родители склонны приписать первому ребенку, если конфликт существует с самого начала супружества, или тому ребенку, который родился в момент формирования конфликта, а иногда тому из детей, который напоминает мать одного из супругов, с которой у этого супруга был конфликт в детстве или молодости.
  2. Формирование коалиции внутри семьи.
  3. Эмоциональные уходы. Существующие конфликты разрешаются через принятие холодной или безразличной установки на супруга. В этом случае супруг может искать эмоциональные связи вне семьи.
  4. Привлечение с целью поддержания семейного равновесия постороннего человека (родственника, друга, профессионального консультанта и т.п.).
  5. Ослабление эмоциональных связей в семье. Эта ситуация приводит к тому, что потребность в эмоциональных связях удовлетворяется вне семьи. Если же такое оживление внесемейных отношений затруднено, то супруг начинает осознавать (вербализовывать) кризис в семье.
  6. Разрешение напряжения в семье посредством агрессивного поведения. Это происходит тогда, когда потребность в зависимости остается неудовлетворенной. Фрустрация потребности в зависимости порождает гнев, который разряжается посредством агрессии.
  7. Отказ или компромисс. Поддержание равновесия достигается благодаря тому, что один из супругов отказывается от удовлетворения своих потребностей (в эмоциональных и сексуальных связях).
  8. Создание семейных «мифов», которые представляют собой способ патологической адаптации супругов.

К.Г. Юнг [17] считал, что проигрываемые супругами межличностные роли, в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на членов семьи. Значительный вклад в изучение таких ролей внес Н.Е.Richter [29]. В одних случаях речь идет, как правило, о проигрывании одним из членов семьи социальной роли, которая психотравматична для него самого, однако психологически выгодна другим членам семьи. В других - члены семьи прямо или косвенно побуждают кого-то из семьи принять на себя такую роль. Патологизирующая роль одного из членов семьи, напротив, может быть травматичной для других, а не для него самого. Большой интерес семейных психотерапевтов самых различных направлений к проблеме патологизирующих ролей не случаен. Во-первых, патологизирующая роль - весьма яркий пример ситуации, когда нарушение индивида обусловливается нарушением семьи, причем нередко семьи в целом. Указывается, что патологизирующая роль семейного «козла отпущения» возникает прежде всего потому, что вся семья, испытывающая конфликтные, фрустрирующие переживания, нуждается в «громоотводе» для разрядки этих эмоций (Е.Vogel, N.Bell, цит. по Харчев А.Г., Мацковский М.С.  [15]). 

Рассмотрим теперь способы адаптации, которые используют супруги, чтобы достичь следующего этапа в развитии семьи.

Во многих подходах прослеживается одна идея: суть защитных механизмов состоит в недопущении психотравмирующей информации в сознание. Ю.С. Савенко [10] и вслед за ним А.С.Кочарян [6], этот вид защитных механизмов называют протективными защитными механизмами. Информация просто не принимается, тревога отрицается. Этот тип защиты рассматривается как психологический барьер. Более сложные защитные механизмы состоят в принятии информации, однако, за счет ее «обезвреживания» посредством защитной реинтерпретации [24, 25]. Этот тип защиты обозначен как дефензивные механизмы. W. Gizinski [19] отмечает, что сама идея дихотомической классификации защит подвергалась критике. Однако такие два альтернативные типа защиты можно рассматривать как некоторые метатипы, сами включающие в себя более конкретные типы защитных процессов. Так, протективные механизмы могут проявляться в формах вытеснения, регрессии, отрицания затруднений, реактивного образования и т.п.; дефензивные же механизмы - в формах рационализации, изоляции, интеллектуализации и т.п. Существуют различные теоретические традиции концептуализации феномена «психологическая защита»: психоаналитическая [34], бихевиористическая (R.Sears; J.Dollard, М.Мiller, цит. по Крайг Г.   [7]), когнитивная [22, 23, 24, 25], диспозиционная [33] и др. Возникли и эклектические подходы к указанному феномену [18].

Серьезным является вопрос о патогенности/саногенности защитных механизмов. В работе "Три очерка теории сексуальности"  З. Фрейд [13] описал вытеснение как патогенный механизм, а в работе "Вытеснение" [12], он подчеркнул, что вытеснение не является патогенным процессом. В это же время автор считал, что любое вытеснение вызывает расход психической энергии, а, следовательно, приводит к неблагоприятным последствиям. По мнению Сh. Brenner (цит. по Snell W.E., Papini D.R. [34]), вытеснение всегда приводит к патологии, возникновению невротической симптоматики. Вместе с тем, если патология все-таки  возникает, то в основе ее всегда лежит вытеснение. Иначе говоря, Сh. Brenner полагал, что позиция З. Фрейда относительно сущности психологической защиты - это позиция потенциальной патогенности. Как считает Н.Sjoback [34], позиция Сh. Brenner является ошибочной и обусловлена тем обстоятельством, что природа защитных механизмов в данном случае анализируется в простой дихотомии "норма-патология".

Следовательно, согласно Н. Sjoback [34], З. Фрейд отстаивал концепцию безусловной патогенности защитных процессов, такова же точка зрения О.Fenichel, Nunberg и соавторов. В последние годы, однако, не все психоаналитики рассматривают защитные механизмы как исключительно патогенные. Более того, ряд исследователей интерпретируют их как вполне нормальные, саногенные. Так, Тartakoff указывает на общую основу адаптационных и защитных процессов (цит. по Н.Sjoback [34]). Одни авторы полагают, что защитные процессы могут не вызвать расстройств, то есть они являются непатогенными (R.Loewenstein, цит. по Н.Sjoback [34], другие говорят еще более определенно - защитный процесс может быть адаптивным (W. Hoffer; Н.Наrtman, цит. по Н.Sjoback [34]).

Таким образом, в литературе, существуют разные точки зрения на патогенность/саногенность защитных процессов.

Хотите освоить такое направление как «психология семейной жизни»? Тогда заходите сюда: семейная психология курсы.

Рассмотрим, в каком отношении находятся механизмы защиты с механизмами совладения с  супружеским кризисом. В литературе можно встретить как минимум три трактовки механизма совладения [6]:

  • Механизм совладения тождественен механизму защиты;
  • Механизм совладения - это форма "проблемного поведения", то есть поведения, направленного на решение задач. Аспект редукции эмоционального напряжения в механизме совладения или отсутствует, либо не очень выражен [27; 29]. Так, Т.Мaruszewski [27] указывает, что для реалистических механизмов (механизмов совладения) не специфичен аспект редукции эмоционального напряжения, что «... при несложной структуре ситуации личность может использовать реалистические механизмы, которые не содержат компонентов воздействия на эмоциональное напряжение, то есть в «чистом виде» »;
  • Механизм совладения выполняет функцию редукции эмоционального напряжения, причем он не отождествляется с механизмами защиты [1, 3, 20, 22, 23].

Идея различия механизмов защиты и совладения как техники эмоционального самоконтроля содержится в работе З.Фрейда [13].  Автор разделил защитные механизмы по двум направлениям: борьба с внутренней угрозой и с внешней. З. Фрейд считал, что механизмы защиты можно упорядочить в пары, т.е. каждому механизму первой группы отвечает соответствующий механизм второй группы. Совершенно очевидно, что эффективная борьба с внешней угрозой должна учитывать это внешнее, а, следовательно, и строиться на каких-то реальных принципах. Эта мысль была развита N. Haan [20, 21], которая выделила 10 общих механизмов «эго», каждый из которых может выступать в двух вариантах: защитном (направлен вовнутрь) и совладеющем (направлен вовне). Защитному механизму интеллектуализации автор противопоставила принятие, объективной установки в отношении затруднения, рационализации - логический анализ ситуации и своего поведения и т.п. Здесь, таким образом, звучит важная идея: феноменально техники эмоционального самоконтроля могут не различаться, хотя и принадлежат к разным механизмам регуляции поведения. В связи с тем, что и механизм защиты, и механизм совладения выполняют функцию редукции эмоционального напряжения, квалифицировать ту или иную технику эмоциональной регуляции как механизм защиты или как механизм совладения чрезвычайно трудно.

По Р.А. Зачепицкому [2, 3], механизмы защиты характеризуются иллюзорностью и пассивностью. М.Кofta [22] дает следующий перечень дифференциально-диагностических критериев (укажем лишь полюс защит, совладение имеет альтернативные определения): ригидность, неадекватность ситуации, подчиненность гедонистическому принципу удовольствия, «близорукость», искажение реальности. H. Sjoback [34], производя обзор психоаналитических концепций защитных процессов, приводит следующие их характеристики: генерализованность, ригидность, ситуационная неадекватность, бессознательность действия, патогенность и т.п. Вместе с тем, дальнейший анализ литературных данных показывает, что каждый из указанных признаков ни сам по себе, ни в совокупности с другими признаками не конституирует механизм защиты. Так, ряд авторов [19, 24, 25, 33] считает, что защитные механизмы могут быть как бессознательными, так и осознанными, волевыми и преднамеренными.

А.С.Кочарян [6] отмечает, что не описана система механизмов, которая в достаточно полной мере объясняла бы поведение человека в кризисных ситуациях. Cогласно А.С.Кочаряну [6 ], поведение человека в ситуации кризиса не может быть адекватно описано только механизмом защиты. Посредством системы механизмов, возможно, описать целостную структуру. Сам механизм включает в себя аффективный, когнитивный и конативный аспекты переживания человеком ситуации кризиса. Для переживания супружеского кризиса адекватным будет учет и механизмов защиты, и механизмов совладания и механизмов манипуляции.

Таким образом, проведенный анализ показал многообразие подходов к проблеме супружеской адаптации, позволил выделить и описать ее параметры: уровень конфликтности супругов, согласованность ценностей, установок, распределение ролей, удовлетворенность семейной жизнью, оценка устойчивости брака.

Установлено, что нарушение семейной адаптации у молодых супругов может быть вызвано психологической несовместимостью партнеров, неадекватностью его выбора, неспособностью партнеров преодолевать психоэмоциональное напряжение, вызванное вхождением в кризисный период.

Регуляция семейного взаимодействия в ситуации кризиса происходит за счет защитных механизмов, которые использует личность для овладения кризисной ситуацией. Дополнительно о кризисах в браке читайте в статьях «Кризисы в семейной жизни» и «Тактики помощи по преодолению нормативных семейных кризисов».

Проведенный анализ указывает на то, что психологическая адаптация молодых супругов очень сложная и малоисследованная тема, и совокупность вопросов, относящихся к ней, является до сих пор белым пятном в современной психологии семейной жизни. Таким образом, проблема функционирования молодой семьи в кризисный период требует проведения специального исследования.

Предпринятая нами попытка проанализировать поведение супругов в кризисной ситуации в концепции системных функциональных механизмов, разработанной А.С. Кочаряном и другими исследователями, послужила основой для разработки процедуры, методики исследования и проведения эксперимента.

В доступной нам литературе мы не встретили указаний на объективные и субъективные показатели адаптированности. Поэтому мы предлагаем рассматривать в качестве критерия адаптированности интегральный показатель, состоящий из длительности брачного стажа (объективный показатель) в сочетании с уровнем удовлетворенности супружескими отношениями (субъективный показатель). Удовлетворенность брачно-семейными отношениями отражает результативность всех процессов, происходящих в семье, в том числе и адаптационных. Следовательно, высокая оценка супружества может рассматриваться как показатель того, что в семье решены задачи адаптационного периода: формирование структуры семьи, распределение функций (или ролей) между мужем и женой, выработка общих семейных ценностей на том уровне, который удовлетворяет данную супружескую пару.

Итак, брачно-семейную адаптацию необходимо рассматривать как сложный, многоуровневый целостный процесс взаимного приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни. В содержательном плане этот процесс представляет собой единство следующих компонентов:

Приспособление к брачному партнеру, предполагающее:

  • физиологическую адаптацию, в том числе сексуальную;
  • адаптацию к темпераменту, характеру партнера;
  • адаптацию к интересам, потребностям, привычкам, образу и стилю
    жизни брачного партнера;
  • адаптацию к основным ценностям жизни, жизненной философии
    партнера.

Приспособление к семейной жизни, включающее в себя адаптацию:

  • к бытовым и психологическим ролям;
  • к новым обязанностям и правам;
  • к разделению труда в брачном союзе.

Компоненты 2-й группы изучены в отечественной психологии недостаточно, хотя играют весьма существенную роль в общем процессе приспособления к брачно-семейным отношениям. Если адаптация к партнеру возможна и в период добрачного знакомства, то адаптация к требованиям семейной жизни происходит лишь после заключения брака в условиях совместного проживания, ведения хозяйства и т. п.

В связи с этим особое звучание и особый интерес приобретает исследование мотивационных компонентов, регулирующих процесс адаптации на начальных этапах становления семьи.

Давно интересуетесь направлением «психология семейной жизни» и хотите освоить основы семейного консультирования (семейная психология курсы)? Тогда поступайте на Факультет семейной психологии в Институте позитивных технологий и консалтинга! Такие образовательные программы как «Семейное консультирование» и «Семейный психолог. Семейное консультирование (базовый курс)» позволят вам получить базу в области семейной практической психологии, дополнительные курсы по семейной психологии ищите здесь: семейная психология курсы.

Список литературы:

  1. Вебер Г. Кризисы любви. М. 2001. с. 18  
  2. Дружинин В. Теоретическая типология моделей семьи.//Психология семьи. Хрестоматия./ Под ред. Д.Я.Райгородского. Самара, 2002. с. 73   
  3. Здравомыслова О. М. Психологические и социально-культурные функции семьи. //Психология семьи. Хрестоматия./ Под ред. Д.Я. Райгородского. Самара, 2002. с. 83   
  4. Калмыкова Е.С. Психологические  проблемы первых лет супружеской жизни.// Вопросы психологии. 1983. №3. с. 83-89       
  5. Кинесса М.З. Молодые супруги и культура секса. //Психология семьи. Хрестоматия./ Под ред. Д.Я. Райгородского. Самара, 2002. с. 544        
  6. Кочарян А.С. Проведение психологического семейного консультирования. Учебно-методические материалы по психологии семейных отношений. Харьков, 1990. с. 26-30         
  7. Крайг Г. Психология развития. СПб, 2000. с. 78-95        
  8. Навайтис Г.А. Тайны семейного (не) счастья. Воронеж, 1998.  с. 39      
  9. Роджерс К. Психология супружеских отношений М., 2002 .   с. 23-45   
  10. Савинко Ю.С. Проблема психологических компенсаторных механизмов и их типология. //Проблема клиники и патогенеза психических заболеваний. М., 1974. с. 95-112     
  11. Сысенко В.В. Супружеские конфликты. М., 1983. с.  6, 8-9, 15 , 21, 30    
  12. Сысенко В.В. Устойчивость брака. М., 1981. с.  183, 210          
  13. Фрейд 3. Три очерка теории сексуальности. //Психология бессознательного. М., 1989. с. 448         
  14. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. М., 1964, 1979.  с. 35, 66, 367     
  15. Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы. М., 1978. с. 48, 223  
  16. Шуман С.Г., Шуман В.П. Конфликты в молодой семье. Минск, 1989.  с. 80    
  17. Юнг К.Г. Брак как психологическое отношение. // Конфликты детской души. М., 1995.   с. 185-209     
  18. Arieti S. The realm of the Unconscious in the Cognititive School of of Psychoanalysis . 1978. -P. 47-55.     
  19. Gizinski W.  Mechanizmy obronne osobovosci  -  przeglad koncepcji.// Psychiatria Polska.-1985.-t.20, №2 . - P. 71- 80.      
  20. Haan N.Coping and defense mechanisms related to personality inventories // J. of Consulting Psychology.-1965.- P. 32-46.         
  21. Haley J. Toward a theory of pathological systems. // G.H. Zuk and I. Boszormentyi-Nagy (Eds.) Family therapy and disturbed families.- Palo-Alto: Science and Behavior Books, 1967.- P. 11-27.    
  22. Kofta M. Samokontrola i emocje.- Warszawa: PWN.-1979.- 376 s.  
  23. Kolanczyk A. Funkcje i struktura czynnosci obronnych reinterpretacyjnych / Przeglad Psychologiczny.-1978.- v.2L JNe 2.- P. 249-270.   
  24. Kolanczyk A. Reinterpretative defense activities // Polish Psychol. Bull.-1982.-v.13, ,N5 2.-P. 129-141.   
  25. Kostecka M.. Piotrowska A.. Piotrowski A. Terapia rodzinna ./ Terapia grupowa w psychiatrii / Pod red. H.Wardaszko- Tyskowskicj.-Warszawa: PZWL, 1973, P. 163-165.          
  26. Krupp C.R. Identification as defence against anxiety in coping with lose / Int.J.Psvchoanal.-1965.-V.66.-N 1. -P. 303-313.   
  27. Martin P.A. Treatment of marital disgarmony by collaborative therapy. The psychotherapies of marital disgarmony. New York: The free press. 1965.-P.83-I01.       
  28. Minuchin S. Families and family therapy. - Cambridge: Mass. Harvard Univ.Press. 1978.-268p.         
  29. Richter H.E, Patient Familie. - Rovvohlt: Rembek, 1970.- P. 37-59.       
  30. Rogiewisz M. Malzenstwo a nerwica:Przegl.Pismienn. //' Psychiatr. Pol.-1985.-vol.19, .No 6.- P.491-499.      
  31. Rogiewicz M. Malzenstwo a nerwica: Przegl. Pismienn //Psychiatr. Pol.-1985.- vol.19, KO 6.- P. 491-499.      
  32. Senejko A. Proba analizy mechanizmov obronnych w ujeciu dyspozycyjnym Przeglad Psychologiczny.-1981.-v.24, No 2.- P. 247-259      
  33. Siems M. Cialo zna odpowiedz -Warszavva: Jacek Santorski & Co Agencja wydawnicza. 1992.-176 p.      
  34. Sjoback H. The psychoanalytic theory of defensive processes. A critical survey.-Lund:CWK Gleerup. 1973.-297 p. 

Автор: Осипова Надежда Александровна
Ректор Института позитивных технологий и консалтинга,
кандидат психологических наук,
сертифицированный мастер-тренер по позитивной психотерапии (Германия).

Источник: Научные труды аспирантов и докторантов. №38. – М.: Издательство МосГУ, 2005.

Все статьи по теме Статьи по семейной психологии